Интервью на радио СИТИ-FM

Программа "СИТИ-Шоу Дмитрия Быкова" от 16.10.2010

Дмитрий Быков
:       У нас в гостях два участника группы "Баклуши-beat" Александр Певный и Константин Тарабрин. Ваш стиль - акустический фристайл. Что это такое, Саш, поясните, как основатель и автор песен?

Александр Певный:    Мы играем всё, что может играться. Если это стилистически совпадает - один стиль с другим, если это замешивается, то это всё  играется.

Д.Б.:    Сколько вы существуете и сколько вас человек?

А.П.:    На сегодняшний день нас четверо в коллективе. Варьируется до пяти. Существуем мы с 2004 года.

Д.Б.:    Чем объясняется ваше наименование?

Константин Тарабрин:        Дело в том, что у нас этот вопрос возникает постоянно, причем иногда возникает в доброжелательном смысле, а иногда "не могли лучше найти"? Мы сразу пронимаем. Это такой тест нашему собеседнику на чувство юмора. Если название нравится, наш человек.

Д.Б.:    Давайте вы что-нибудь исполните.

Поют.

Д.Б.:    Крутизна невообразимая! Мне кажется, сказывается некоторое влияние «Ивасей», оно было?

К.Т.:    Нет.

Д.Б.:    Песня ваша, Саш?

А.П.:    Да.

Д.Б.:    Раскололись резко россияне на тех, кто говорит, что музыканты должны были встретиться с президентом и на тех, что ни в коем случае, потому что рок это протест. Как бы вы отреагировали, как вы относитесь к этому визиту?

А.П.:    Сложно ответить. Начнем с того, что рок как таковой уже не существует. Отсюда надо и отталкиваться.

К.Т.:    Более того, у него есть шанс существовать. Надо сменить врага. Сейчас существует масса асоциальных негативных явлений, которые разлагающе действуют, про которые стоит говорить.

Д.Б.:    А что касается встречи с властью?

К.Т.:    А зачем? Надо песни петь.

Д.Б.:    Вы  бы пошли на такую встречу?

А.П.:    В общем, да скорее, но здесь важно понимать, действительно ли хочет власть что-то услышать, или нет.

Д.Б.:    Как вы полагаете?

А.П.:    Пока мне кажется, нет.

Д.Б.:    А что должно случиться, чтобы она захотела?

А.П.:    Вопрос без ответа. 

Д.Б.:    А социальные тексты у вас отсутствуют?

А.П.:    В общем, есть.

Д.Б.:    Давайте попробуем.

Играют.

Д.Б.:      Где вы учились играть?

А.П.: .:    Учился Костя, и он научил всех остальных.

Д.Б.:    Да ладно! А вы с самого начала в этом составе?

К.Т.:    Да, мы создали ядро.

Д.Б.:    А где учились, Кость?

К.Т.:    Московский инженерно-физический.

Д.Б.:    Гитарный факультет.

К.Т.:    Да.

Д.Б.:    Ну откуда у вас?

К.Т.:    Я в один год получил диплом об окончании музыкальной школы по гитаре и диплом инженера физика.

Д.Б.:    Профессионал слышен. Вы с каких лет на этом инструменте?

К.Т.:    С 12-ти. Кстати всем рекомендую учиться играть на этом инструменте с 12-ти лет.

Д.Б.:    Почему?

К.Т.:    Физиология мышечная как раз формируется.

Д.Б.:    А вы, Саша, откуда родом?

А.П.:    Из Харькова, там же я пытался учиться играть на гитаре, хотя сначала я учился в музыкальной школе по классу скрипки. Самостоятельно выучил те самые три аккорда. Потом, когда встретился с Костей, он мне показал чуть больше, и я стал варьировать.

Д.Б.:    А где вы выступаете, как у вас походят гастроли?

А.П.:    Играем мы не так часто, как хотелось бы. Играем по клубам в Москве. За пределами Москвы в разных городах, бывает и в залах. Ездим на различные фестивали.

Д.Б.:    А как себе представляете контингент?

А.П.:    Он такой разный! И это так клёво! Возрастной, социальный… Разный.

Д.Б.:    У вас имеется сайт?

А.П.:    Да.

Д.Б.:    Как он называется?

А.П.:    
baklushi-beat.ru
Д.Б.:    Есть ли какие-то публикации текстов книжные?

А.П.:    Есть кое-что. Начали выбрасывать тексты песен. Книгами не печатались, стихи не издавал.

Д.Б.:    Я понимаю, что коллектив, который состоит из 5 - 6 мужиков, явно должен периодически ссориться. Как вы с этим справляетесь?

А.П.:    Трудно. Но справляемся.

Д.Б.:    Конфликты случаются?

А.П.:    Без конфликтов не обходится ни одна нормальная творческая среда.

Д.Б.:    Расскажите о том, как может такой коллектив как ваш зарабатывать деньги?

А.П.:    Конечно, этим деньги не зарабатываются, мы прирабатываем.

Д.Б.:    Кем?

К.Т.:    У меня дома небольшая студия, я занимаюсь аранжировками, пишу музыку. Иногда её удачно пристраиваю. Тем и живу.

Д.Б.:    Саш, а ваш вариант?

А.П.:    Я до некоторых пор занимался корпоративными мероприятиями, пока они ни рухнули. На моем уровне они легли просто на дно. Я человек, который учился режиссуре театральной, я актер и режиссер по образованию. В прошлом цирковой клоун.

Д.Б.:    Ну, вы сменили много всего.  А в каком цирке?

А.П.:    Я работал в Харькове в системе госцирка.

Д.Б.:    Действительно цирковые - это особая публика со своими правилами или это те же люди?

А.П.:    В принципе, это те же люди, особых правил нет.

Д.Б.:    Но широкой души люди.

А.П.:    Это да! Особенно воздушники, которые реально рискуют. Я видел ужасные случаи, после которых люди вставали и опять лезли. Крутились, вертелись.

Д.Б.:    А травмы часто бывают?

А.П.:    Конечно.

Д.Б.:    Как вы завязали с этим делом, как вам удалось уйти?

А.П.:    Это случилось быстро. Была влюбленность, первый раз женился. Решил, что “ну его”. Поскольку  в цирковой студии я с детства, что-то мне вдруг надоело. Я ушёл.

Д.Б.:    И как влюбленность?

А.П.:    Закончилась влюбленность. В цирк уже не вернулся. В Москву переехал за творческим счастьем. Как мне казалось.

Д.Б.:    Вы бываете в Харькове?

А.П.:    Да, конечно. У меня там отец.

Д.Б.:    И что поменялось?

А.П.:    Когда я встречаюсь со своими друзьями, у меня не поменялось в этих отношениях ничего, а это для меня главное.

Д.Б.:    Кость, а вы москвич?

К.Т.:    Да.

Д.Б.:    Расскажите о ваших впечатлениях о Харькове.

К.Т.:    У меня было ощущение, что я приехал в Россию образца двадцатилетней давности. Всё наше. До боли знакомое. Сделанное при “советах”. Только с тех пор не поддерживающееся на плаву.
 Д.Б.: Какие коллективы вы могли бы назвать из тех, которые сегодня заслуживают внимание?
К.Т.:    Нам из известных имен, пожалуй, интересно наблюдать за тем, что делает "Несчастный случай". Там хорошие музыканты, интересная лаборатория.

А.П.:    Костя имел прямое отношение к этой группе.

Д.Б.:    Какое?

К.Т.:    Я немного с Лешей Кортневым поработал. У нас был побочный проект под названием "Кортнев и музыкальные руководители". Аккомпанирующий состав у Леши был 4 человека. Все музыкальные руководители собственных проектов. Это было недолго но, тем не менее очень приятно. Еще забавно послушать "Моральный кодекс". Очень профессиональные люди. Поучиться культуре звука. 

Д.Б.:    А из менее известных?

А.П.:    Я назову людей, с кем сталкиваемся на фестивалях.  Я бы назвал Андрея Козловского.

Д.Б.:    Давайте вы что-нибудь сбацаете. Есть что-то быстрое, бодрое?

Играют.

Д.Б.:    Это очень хорошая песня и она взывает к клипу. Но у вас, наверное, нет?

К.Т.:    Нет. Более того, сейчас клип снимать просто бессмысленное занятие. Разве что в интернет выложить.

Д.Б.:    Мы отвыкли от политических разговоров, я не хочу предлагать вам задание "если бы был у президента, о чем бы я сказал". Но сейчас все очень ругают эпоху. А за что?
Отвыкли артикулировать свои претензии. Сделать ничего нельзя. У вас есть какие-то претензии к эпохе, или вас все устраивает?
А.П.:    К эпохе в принципе, претензий быть не может. Потому что ты в ней живешь. Всё остальное - что-то нравится меньше что-то больше. Если ближе к конкретике, мы скатимся на общие...

Д.Б.:    Украина в этом смысле отлична от России. Украину большинство украинцев чувствуют своей. А Россию большинство россиян чувствуют захваченной. У вас нет ощущения, что она всем не своя?

А.П.:    Это ощущение есть точно!

К.Т.:    Мне частенько вспоминается фраза откуда-то из Стругацких. "Когда я въезжаю в чужую страну, я не спрашиваю, хорошие там законы или плохие, я спрашиваю, исполняются ли они".

Д.Б.:    Справедливо. Если бы у вас была возможность жить чисто концертной деятельностью, вы бы ей жили, или сохранили бы профессии?

А.П.:    Я бы жил концертами.

К.Т.:    Я бы тоже, с удовольствием.

Д.Б.:    Из тех мест в России, которые вы видите в процессе поездок, какие вам наиболее симпатичны и где вы больше любите играть?

А.П.:    Сразу мы назовем город Самару.

Д.Б.:    Почему?

А.П.:    Чаще бываем, чем в остальных городах.

К.Т.:    Там у нас друзья. Грушинский фестиваль авторской песни, на котором мы тоже бываем.

Д.Б.:    Грушинский фестиваль раскололся?

А.П.:    Да.  Мы побывали на одной поляне и на другой поляне.

Д.Б.:    Знаменитую сцену в виде гитары видели?

А.П.:    Она и там и там.

Д.Б.:    А это хорошо, что они раскололась?

А.П.:    Нет, это плохо.

К.Т.:    Но это неизбежно.

Д.Б.:    Почему?

К.Т.:    Когда организация распухает, возникает что делить, охотники делить тоже находятся. Возникла массовость, спонсорские потоки.

Д.Б.:    Авторская песня это новый вариант народной песни, новый фольклор? Иначе не понятно, откуда взялся феномен, как вы полагаете?

К.Т.:    Народное творчество не предполагает имени автора.

А.П.:    Многие вещи ушли анонимно.

Д.Б.:    У вас есть-то похожее на народное?

А.П.:    Таких стилизаций нет.

К.Т.:    А  может романс? У нас случайно затесался романс.

Играют.

Д.Б.:    Есть вечная проблема, не устаю цитировать фразу покойного Кормильцева о том, что самое приятное в гастролях - девушки, которых директор группы обязан организовать. Поклонницы бросаются?

А.П.:    У нас есть поклонницы. Не набрасываются, так нельзя сказать.

К.Т.:    Но косятся с интересом.

Д.Б.:    А то, что у вас коллектив в основном после сорока, это не мешает играть, не меняет манеру?

А.П.:    Нет. Когда “в кайф” ничего трудного не бывает. Сейчас у нас басист пришел. Ему 27 лет. Он омолодил коллектив. Я знаю, что у нас в поклонницах девушки 20, 21, 23 лет. Много молодой публики. Это радует невероятно.

К.Т.:    Причем неглупые! Они знают, что им нравится. Могут это сформулировать. Это очень важно.

Д.Б.:    Вы шесть лет уже играете. Стиль изменился каким-то образом?

К.Т.:    Радикально. Всё было очень смешно. Мы записали целую пластинку. Она лежит в неизданном. Потому что к тому моменту, когда она была закончена, мы настолько ее переросли, что стали выпускать следующую.

Д.Б.:    Давайте распрощаемся свежей песней.

К.Т.:    Закончим “Романтикой”. Настоящая мужская песня.

Играют.


Д.Б.:    Мы плавно микшируемся и выходим из эфира. Спасибо!

(Полная звуковая версия - в ""Архив программ. Программа от 16.10.10" на сайте радио СИТИ-FM  http://city-fm.ru/programs/?s=27574 )
21 апреля 2011 г.
Создание сайта — «Site by Site»